• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:26 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Сейчас будет очень сырая и непонятная мысль, но забывать не хочется, может, позже сформулирую лучше.

У меня создалось впечатление, что исторические романы про Англию идут лучше всего)) В том смысле, что ассоциаций больше всего связано с Англией, и читая про любой период там, помнишь и про другие, вся эта диахрония прочно укоренилась в голове. Я пытаюсь что-то узнать про раннее Средневековье в Германии - и нет у меня на это какого-то внутреннего отклика, как будто это ненастоящее, а вот в Англии - дааа. При том, что жизнь нигде не была особо легкой. И я даже могу сама себе обосновать, почему это с Англией так получается, но вот куда деть это предубеждение, сломать шаблон, даже зная, что он - неправильный?

17:55 

Куклы-города Елены Куниной

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Люблю такие персонификации, и вот эти очень отзываются. Например, Венеция:






@темы: dolls

19:51 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Чем дальше читаю Ле Гоффа, тем грустнее - список того, что надо прочитать потом, растёт и прирастает. Хочу всё знать, в общем.
После вчерашних сэмплеров тоже потянуло вышить что-то такое (это вдобавок к тем двум, что я сейчас ковыряю). У меня есть прекрасная схема "чего-то такого", там лебеди, павлины, розы, амур с луком и дама в кринолинах. Ужасно хочется розовых кустов.

12:18 

сэмплеры

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Раньше как-то не обращала внимания, а тут пригляделась к подписям - большая часть того, что мне нравится, была вышита детьми. То есть, девочка в двенадцать лет уже была вышивальщицей - ну, не восьмидесятого уровня, но где-то рядом. Жаль, что нитки так выцветают со временем.



1776, Филадельфия. Джейн Локсли, 11 лет.




01:10 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
И средневековая лошадь на ночь (полный размер - при нажатии на картинку). Решили с Аней, что она ищет сахар. Потому что: да, я всё понимаю, очень грустно, что ты никак не можешь найти Святой Грааль, но не может быть, чтобы ты не взял с собой сахар, точно в этом кармане нет?


00:48 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Устроила себе вечером Лондон: включила Генделя и прошла по набережной от Воробьевых гор до Парка культуры. Хорошо: солнце садится, вода плещет, утки, бутылки. Надо было отойти от собеседования. Вот так и понимаешь, что опыт есть: приходишь в компанию, никто там тебе особо двери не распахивает и не показывает, что где творится, интервьюер приятная, а ты мучаешься от дежа вю. А потом - да я же работала в такой! В таких, два раза. И ушла, потому что проблемы с деньгами там постоянно были, и какие-то вечные интриги всех против всех. И скоро там либо шерсть из ушей начинает расти, либо тебе дома говорят, что ты какая-то злобная стала. Теперь думаю, что бы такое тактичное ответить, если они решат меня взять. Если на сайтах по поиску есть готовые формы отказа работодателей, должно быть похожее и для отказов соискателей.

23:59 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
"И поутру нормандцы радостно поехали через луга и сады к Венозе, что неподалеку от Мельфи. Счастливые и довольные, они пустили коней вскачь, и горожане смотрели на этих неведомых всадников и дивились им и боялись их. И нормандцы вернулись с большой добычей и привезли ее в Мельфи… Оттуда они отправились в прекрасную Апулию, и то, что им нравилось, брали, а то, что не нравилось, оставляли… " (c) Аматус из Монте-Кассино

Они были совсем как дети, грустно подытожил Бельбо, что тут еще сказать. Первые нормандцы и викинги - гопники гопниками. Временами умиляет читать, как они, раздолбав всю папскую армию, тут же "со слезами" стали просить прощения у папы, вообще этот характер, который не подозревает, что он не может что-то сделать, полное отсутствие каких-либо моральных тормозов и рефлексий, плюс глубокая практичность. Хорошо, что они закончились, наверно.

Нашла всего один - зато роскошный - портрет Танкреда де Отвиля, породившего всё это безобразие. В моих суровых микрофандомах фанарта обычно нет, c прижизненными изображениями тоже пусто, а тут такая красота.

Танкред by Gold Seven



21:45 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
У Тима Пауэрса сегодня день рождения. Точнее, он у него 29 февраля, и он по этому поводу хорошо написал об отношении ко времени (перевод мой):

"Время больше походит на всё шире разворачивающуюся картину, не имеющую границ, чем на размеренный стук счётчика пробега. "Дни рождения" - всего лишь будки, где принимают плату за проезд, но я, по большей части, всё равно проезжаю мимо них. Я написал много историй, в которых есть путешествия во времени, и не считаю, что исторических персонажей можно каким-то образом не принимать в расчёт только потому что их жизнь происходит где-то, когда-то, а не прямо там и тогда, где находимся мы. В чем разница?
Можно сказать: "Но я жив сейчас, а Шекспир - нет". Однако, где-то там, Шекспир жив; а вы, с его точки зрения, нет. Оптическая иллюзия! Все живы, если хронологически вы находитесь рядом с ними; если вы отходите дальше, никого не остаётся.

Когда книга заводит вас в прошлое - или в будущее - вам нужно отложить те несколько дюжин прожитых вами лет, а также приобретенные за это время убеждения и принципы. Такие истории могут исцелить то, о чем я упомянул неделю назад - склонность к хроноцентризму: шовинистическая идея, что мы умнее или нравственно превосходим людей, живших где-то там, в другое время."


Пауэрс говорит про одну сторону - когда считается, что все, стоящее внимания, происходит только в настоящий момент. Читала и вспоминала своё удивление, когда оказывалось в детстве, что авторы любимых книг еще живы. Или почему-то еще сильнее удивляло, если автор хорошего романа написал его не прямо сейчас (лет десять), или в девятнадцатом веке, а в пятидесятые-шестидесятые. То есть, мой хроноцентризм был с уклоном в ту сторону, что, чтобы быть хорошим писателем, надо либо уже умереть (причем достаточно давно, лет сто так), либо писать прямо сейчас.

00:07 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Проект "Удивляемся каждый день".

Во-первых, я нашла вот это фото со съёмок "Тринадцатого воина", до сих пор его люблю, но видно режиссёрской версии не будет, а жаль:



Во-вторых, Аня рассказала, что в дельте Волги растут лотосы, я не знала:


В-третьих, познавательная лингвистика. У шведов компьютер называется datur, "данные". Исландцы еще больше шведов не любят засорять язык иностранными словами, поэтому (тоже Аня рассказала) у них был по стране объявлен конкурс на лучшее название на родном языке для компьютера. Мы достали русско-исландский словарь, выяснилось, что это слово tölva - буквально "считание". Тогда я спросила, как же они называют калькулятор. Оказалось, vasa-tölva, то есть "карманный компьютер", всё легко. Справедливости ради, для калькулятора есть еще слово reiknir. Знайте теперь тоже.

21:06 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
История выписывает забавные спирали. Любопытно сейчас читать, как в конце семнадцатого века итальянские академии (еще не учебные заведения, а собрания единомышленников, скорее клубы), принимая в свои ряды поэтов, ученых, художников, спорили меж тем о том, чем считать оперу. Достойны ли - нет, не композиторы, - авторы оперных либретто быть членами академии, если опера прививает зрителям дурной вкус своими запутанными сюжетами, частой сменой декораций, путаницей жанров, в конце концов (как по мне - всё, как в жизни). Или позже - что композиторы боролись за то, чтобы стоять рядом с признанными корифеями сцены - художниками-декораторами.



"The Laughing Audience", William Hogarth, 1733


Вот так ты идешь в театр полюбоваться механическим слоном, из которого вылезет целое войско, а через каких-то триста лет оказывается, что главным было то, что играло на заднем плане.

@темы: opera

00:16 

Ariadne auf Naxos, Richard Strauss

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Как-то я всё время перескакиваю с оперой через девятнадцатый век - в основном назад, к восемнадцатому-семнадцатому, на этот раз вышло аж в двадцатый. Думала, что будет только классический сюжет: брошенная Ариадна страдает, её находит Дионис, все счастливы (и вообще, по названию я как раз восемнадцатый век и ожидала), но вышло гораздо забавнее и лучше. Весь пролог - театр в театре, готовятся к празднику в доме у какого-то вельможи, причём в один вечер дают трагедию про Ариадну (Композитор, юный максималист, предпочитает мрачный пафос и чтобы "вы только расслабитесь - а все всё равно умерли!") и оперу-буфф с комедиантами. Примадонна ненавидит колоратурное сопрано, арлекин высмеивает тенора, тут выходит мажордом и объявляет, что время выступления всем сократили, их светлость желают одновременно смотреть и трагедию и комедию, выкручивайтесь, как знаете, только быстро. Общая истерика, интриги, чью партию сократить, очень жизненно. А дальше уже "Ариадна на Наксосе", где смертную тоску героини пытаются развеять появившиеся на острове комедианты.



И комедианты, особенно Зербинетта, смягчают этот переход от "Тезей меня бросил, я умру!" к "Да здравствует новая любовь, уплываем с этого острова!". На самом деле, переход очень тонкий. Два полюса: Зербинетта, которая поёт, что каждый мужчина в ее жизни был новым богом, и с его приходом она забывала о старом, и суровая Ариадна, которая, по первоначальной идее Композитора, из тех, кто любит лишь раз в жизни и просто умирает, утратив любовь. Но когда эти две женщины встречаются, легкомыслие одной утешает скорбь другой, а возникшее у Ариадны чувство к Дионису, все же кажется возрождением, не одним из увлечений, и, в свою очередь, поднимает выше и Зербинетту.


@темы: opera

21:58 

акценты

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Хотела сначала просто выложить для сравнения три цитаты, потом начала их сверять, и какой-то неочевидный переход получается от одной к другой. Три автора о древних греках. Так вот, у Зелинского древнегреческая религия - лучшее, что могло случиться с человечеством. Он очень правильно пишет в самом начале про неверное восприятие, о прелестных масках, за которыми - пустота, а не бездны:

вот это вот

Он пишет о том, что вся природа - живая, не только сама по себе, но и в тысячах божеств в ней, и эллин никогда не чувствовал себя одиноким. Но у него это золотой сон, идеальный мир, где богов любят, а не боятся (да,да, да), и это его золотое время. После этого хорошо идут такие цитаты из Грейвса:

"В искупление смерти Гиппаса в Орхомене ежегодно празднуют праздник под названием Агриония («побуждение к дикости»), на котором избранницы сначала делают вид, что разыскивают Диониса, а затем, сойдясь на том, что он пребывает где-то в обществе муз, садятся в кружок и загадывают друг другу загадки до тех пор, пока из храма Диониса не выбежит жрец с мечом и не убьет ту из них, которую поймает первой."

Еще одна пара. Зелинский:

"Как и в чем объявляется бог? В силе, отвечают одни; в знаменательной загадочности, отвечают другие, в устрашающем безобразии, отвечают третьи. И вот индиец изображает своего бога многоруким; египтянин своему дает голову шакала, ибиса и т. д.; дикарь представляет своего с исковерканным лицом и с клыками. Один только эллин ответил: бог объявляется в красоте."

И Бахмутский:

"Греческий бог не отличается добротой, он — не образец нравственности. Он — воплощение красоты. Всё греческое искусство — это попытка изобразить божество как некий высокий образец, совершенное выражение прекрасного.
...
Люди страдают, умирают, для них война — это трагедия. А боги смеются. Для них это игра. Им ничто не угрожает. Кстати, гомерический хохот вошёл в пословицы. Этим завершается первая песнь «Илиады»: боги смеются.

00:28 

Вакханки

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Моя первая фламенковская вещь до фламенко случилась очень давно, и это были не фильмы Сауры. Это были "Вакханки" Еврипида. По телеканалу "Культура" показывали спектакль одного из испанских театров, и всё там было - фламенко. Хор в шалях отбивал ритм каблуками, больше ничего особо и не запомнилось, кроме напряжения, которое от них шло.

А сегодня на занятиях стучали каблуками и тростью, пока важно не стало только то, что мы все стоим и стучим слаженно. И на разводках кто-то пошутил, что нам в центре круга только жертвы не хватает. Я как раз читаю Грейвза, вот как-то и "Вакханки" вспомнились. Нашла на ютубе запись того спектакля, смотрю. Надеюсь, что того, по крайней мере, в памяти осталось немного другое, но память - вещь ненадежная.

Они такие благостные, все эти менады и сатиры, когда в мраморе и на картинах. Загадочная полуулыбка и, возможно, чуть сбившийся венок. А здесь - где фламенко и где Еврипид? - строгий, четкий рисунок танца, но та самая страсть и ярость.

Первое появление вакханок - где-то на три минуты с момента включения:



16:04 

movies 2015

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
movies2011

movies2012

movies2013

movies2014

январь


февраль


март:

20. Бахчисарайский фонтан, Мариинка 2011
21. Книга жизни, 2014 - замечательный мультфильм.
22. Цветок тысячи и одной ночи, Пазолини
23. Смерть в Венеции
24. Ossi's eleven - немецкая история о неудачниках, решивших провернуть ограбление. Два брата-спортсмена, которых выгнали из большого спорта за допинг, бывший агент Штази, дедушка-библиотекарь и его косящий под Элвиса внук, и еще, и еще. Закончилось всё хорошо, человек-джигурда получил по заслугам, мне понравилось.
25. Neverland - на троечку где-то.
26. The Breakfast Club

@темы: movies

22:20 

при участии тысячи слонов

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Опера "Тотила" Джованни Легренци на либретто Нориса:

"Действие оперы стремительно двигается от одного катаклизма к другому. У зрителя почти в буквальном смысле захватывает дух от разнообразия событий: мать, готовая убить свое дитя, закалывающая себя, дабы избежать позорного плена, по чудесным образом оставшаяся невредимой; сошедший с ума римским консул, скитающийся но окрестностям города; девушка, прыгающая с балкона прямо в руки царя варваров, и она же, привязанная к мачте во время ужасного шторма; пожары, бури и ночные поединки; подложный труп и томящийся в темнице узник; перепутанные записки; боги, спускающиеся с небес, и слон, из чрева которого появляется целое войско, — все это создаст ту типично барочную избыточность, которая в «Тотиле» на современный вкус мешает серьезно воспринимать даже казалось бы самые ужасные драматические эпизоды."

@темы: opera

02:33 

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Не то чтобы внезапно, но очень вовремя, я сказала бы, мой рассказ стал одним из победителей на конкурсе рождественских рассказов в жж у Баньши. Даже не успела посомневаться в этот раз - достойна ли, хочу ли я, могу ли я, ну и дальше по тексту. И это очень приятно, конечно, но сейчас - особенно (судя по просмотренным вакансиям за сегодня, больше всего предприятия нуждаются в переводчиках узбекского. где-то я свернула не туда при выборе образования, определенно). В общем, это было утешительно и прекрасно. Так что я собралась и заодно зарегистрировалась еще и на самиздате, с лучшим отсюда и из жж же.


samlib.ru/editors/o/ognewa_ekaterina/

16:30 

Сага о Йёсте Берлинге

А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Про "Сагу о Йёсте Берлинге" Сельмы Лагерлёф мне рассказала Аня. Мы тогда гуляли по Псковскому кремлю, разговор зашёл о религии, я сформулировала что-то про "протестантское счастье" и как пример привела трилогию о Лёвеншёльдах той же Лагерлёф (а эту книгу не читала уже Аня, так что у нас произошел очень взаимовыгодный обмен). А она вспомнила фразу "сегодня священник не был пьян", которой "Йёста Берлинг" начинается.
И вот мы гуляли, и она рассказывала про книгу: классика шведской литературы, там зелёный-презелёный Вермланд, и быстрые реки, и глубокие озёра. Самые холодные зимы и самые весёлые праздники. Майорша, которая всем заправляет твёрдой рукой, а во флигеле у неё живут двенадцать кавалеров. Они пьют, курят трубки, танцуют и веселятся лучше всех, и ни один праздник без них не обходится. Я отвлеклась на секунду, когда Аня бодро выдала:
- А потом они вызвали дьявола.
Конечно, я поняла, что должна ее прочитать.
Прочитала в этом месяце. Там всё так и есть: пространство легенды, и лучший на свете Вермланд, вроде бы точные отсылки к первой половине девятнадцатого века и совершенно вневременные чудеса. Лагерлёф свободно ведёт сюжет, не прикрываясь понятиями "сказка" или оговорками, что она так видит. Просто пишет: о кавалерах, заключивших договор с дьяволом, о трёх красавицах, влюблённых в Йёсту Берлинга, о делах, больших и малых, о колдовстве и правде. Хорошая книга, чтобы начать год.

@темы: books

welcome to xanadu

главная