кузина-белошвейка
А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Пошли деаноны, так что прошу прощения заранее))

У городского фэнтези получилось сделать всего две вещи, но в каждой мир гораздо больше, чем задумывался изначально.



Название: Редкая дичь
Размер: драббл, 979 слов
Категория: джен
Рейтинг: G
Краткое содержание: Городские сказки параллельного мира

Пока мама, высунувшись в окно, ругалась с миссис Швумерль, Твиггзи проскочил в коридор. У самой входной двери он крикнул:

— Я ушел гулять! — и побежал со всех ног. Прыгая сразу через две ступеньки, Твиггзи думал, какая мама смелая, ведь весь квартал знает, что это миссис Швумерль натравила голема на аптеку, когда ей отказались продавать больше двух пузырьков касторки в одни руки. Большое стекло так и не вставили обратно, приколотили фанеру. С другой стороны, раз маме хватает духу ругаться с опасной соседкой, тем более ей его хватит надрать уши сыну, убежавшему гулять без спросу. Но сегодняшний сбор он пропустить не мог.

Все ждали его на пустыре. Когда-то давно сюда свезли очень много песка — засыпать ямы от бомбежки после Четвертой Карнавальной. Часть так и закаменела, превратившись в холм со странными уступами. Мероли говорила, что это зубцы растут на драконьей спине, и если все сделать правильно, у них будет свой собственный песчаный дракон. Это были выдумки: Твиггзи сам видел, как песок высыпали во дворе, и никакой дракон там не прятался. Но свой дракон — было бы здорово! В соседнем квартале банда Пискунов который месяц пытается вывести василиска, и хотя выйдет он у них по-любому задохликом, все-таки жаль, что у банды Твиггзи никакого зверя на ежегодном смотре не будет.

Они назывались Косоухи: самым первым вожаком был старший брат Рогана, пока не вырос и не стал работать на Чудесной Фабрике. У него половину уха откусили в какой-то драке, вот поэтому их банда так и называлась. Теперь вожаком был Фритас, а Роган, Твиггзи, и Мероли, и еще Лойторн-умник, и Скима-Два-Хвоста его слушались.

Твиггзи сел рядом с Мероли.

— Лойторн нашел еще одну подсказку! — радостно сообщила она.

— Ты ходил в развалины? — Твиггзи с уважением посмотрел на Лойторна. Сначала брать его к себе они не хотели: определенно Лойторн был из пикси, а его дядя преподавал в школе и больно щелкал по носу тех, кто не мог правильно ответить на его вопросы. Но Лойторн умел быть упрямым, к тому же, злобным он не был, только до смерти любил всякие загадки.

— Недалеко, — ответила Скима. — Мы снова перекладывали мусор в красной башне. Нашли еще две страницы.

— Снова непонятные, — добавил Лойторн и дернул острым ухом.

— Это все равно подсказка, — сказал Фритас, — давайте сложим все вместе и посмотрим.

Из потайного укрытия, которое они вырыли в холме, на свет появилась коробка из-под печенья. Фритас открыл ее и принялся по одной выкладывать хранящиеся там вещи.

— Этикетка, — прошептал Роган. Они выучили содержимое наизусть. — Написано «Ботинки кор., м.».

Мероли хихикнула и простучала копытцами звонкую дробь. Слово «ботинки» до сих пор ее смешило.

— Монета. Не наша. — Фритас положил истертый серебристый кружок на крышку коробки.

О назначении следующего предмета они так и не смогли догадаться. Пустой флакончик с колесиком напоминал по форме духи, но как он работал, так никто и не понял. Потом шла мазь в тюбике. На нее они возлагали особые надежды.

Все бумаги хранились у Лойторна, чтобы не отсырели, и он приносил их на собрания.

— Про что новая подсказка? — спросил Фритас.

Лойторн пожал плечами.

— Всех слов не разобрать. Было сначала про золото и ветер, а потом, что если смотреть на кого-то достаточно долго, то он станет твоим другом.

— Очень странно, — сказала Мероли, — неужели они тоже умели колдовать? Почему тогда проиграли?

Твиггзи тоже задумался на минуту. В школе рассказывали, что люди начали войну, и сначала даже выигрывали, но они забыли, как правильно колдовать. И когда раскрылись все холмы, выхода у людей уже не было.

— Эй, прекращайте, — позвал Фритас, — я вас знаю: сейчас Лойторн начнет рассуждать и пошло-поехало. Нам не нужны все люди, нам нужно поймать одного-единственного человека, и раньше, чем прочие банды что-то пронюхают. Думаете, мы одни эти занимаемся?

— Надо перепрятать подсказки! — вскочила Скима. — А еще лучше — украсть подсказки у других!

— Это тоже хороший план, — кивнул вожак, — мы им займемся. Что пока делаем — все помнят? Роган?

— Предположим, что человек прячется в катакомбах. Тогда он простудится, верняк, и у него что-нибудь да воспалится.

Все посмотрели на тюбик с мазью. Надпись на нем гласила «г_ль от _ос__лений».

— И он начнет искать лекарство, а тут мы кладем эту мазь на видное место и ждем, верняк.

— Мероли?

— Я почти доплела заклинательную сетку, нужна еще пара дней. А потом ее можно раскидывать над картой и искать.

— Луна как раз начнет расти, хорошо. Тогда все по домам, новый большой сбор через три дня.

Твиггзи было по дороге с Лойторном. У перекрестка они остановились пропустить экипажи: Высокие Господа возвращались в Цитадель.

— Твиггзи, а если никого на самом деле больше не осталось? — спросил Лойторн. — Или они вообще не хотят нас знать? Ушли, как раньше мы — в холмы?

— Да город просто кишит человеками, Лойторн! Кто-то же поменял вывески у Фабрик, помнишь, работа встала? Вся Сила Имен из них ушла, сколько чинили. Дознаватель из Цитадели приходил. Кто-то чертит эти знаки на стенах, кого-то ищет полиция… а ты говоришь — не хотят знать! — Твиггзи обиженно закрутил хвостом.

— Не сердись, — попросил Лойторн, — я ведь его не меньше вашего хочу увидеть. Просто страшно — а вдруг не получится?

— В этот раз не получится, выйдет в следующий, — пообещал Твиггзи. От перекрестка он видел свой дом: на высоком крыльце стояла мама и рассказывала что-то миссис Швумерль. Та сочувственно кивала. Небось, его, Твиггзи, ждут, чтобы уши оторвать.

— Ну, я пойду, — сказал нечуткий Лойторн и ушел. Хотя Твиггзи еще бы поговорил о человеках, пока маме не надоест ждать.

Он вздохнул и медленно пошел вперед.

— Паршивец! – вопила мама, крепко ухватив его за ухо. — Тебе не жаль сердце матери! Шатаешься допоздна!

Твиггзи уворачивался, похныкивая для вида. Долго мама все равно сердиться не станет, а уж что она скажет, когда он приведет человека!

Ночью ему приснилось, как они его поймали. Человек чем-то напоминал единорога, только единорогов Твиггзи навидался, а человека — ни разу не встречал, но почему-то был уверен, что это именно он. Сияющий, странный зверь. Самое редкое существо на всем белом свете.

@темы: ФБ2015, моё